(495) 212-06-48
seminar@advex.ru

      ГЛАВНАЯ                О КОМПАНИИ              НОВОСТИ                   

tadalafil

tadalafil 5 mg read here

Корпорация тренинга ADVEX проводит открытые и корпоративные семинары и тренинги, помогая организациям повысить эффективность менеджмента, продаж и/или обслуживания. В отличие от других тренинговых компаний, мы предлагаем узкий спектр программ, наиболее востребованных и проверенных практикой, безупречного качества.
Корпорация тренинга ADVEX - надежные тренинги для вашего бизнеса.

КАТАЛОГ тренингов и семинаров
РАСПИСАНИЕ тренингов и семинаров

Публикации по Закону О защите прав потребителей.

Внимание! Приглашаем на семинар
Семинары по теме "Практическое применение Закона о защите прав потребителей" (в интересах компаний-ответчиков, против недобросовестного потребителя) проходят регулярно 2-3 раза в месяц. >> Расписание и программа ближайших семинаров
Из иска возгорелось пламя

cialis generico 5 mg

tadalafil generico quando click here

В классе десятка два человек—менеджеры магазинов и салонов, мастерских и ателье. Они стараются не называть себя и даже поменьше встречаться друг с другом взглядами. Семинар, на который они пришли, называется «Практическое применение закона “О защите прав потребителей”». Менеджеров учат, как грамотно посылать подальше недовольных клиентов—свое участие в таком тренинге мало кто хочет афишировать. Юрист Майя Комиссарова оглядела великовозрастных учеников: «Ваше счастье, что по-прежнему мало покупателей читают договор—особенно в момент эйфории от покупки. Старайтесь, чтобы клиент подписался, что со всем согласен и претензий не имеет».

Предприниматели стараются. За последний год их так измучили настырные покупатели, что менеджеры бросились учиться новому ремеслу—доказывать, почему клиент неправ. Доказывать это приходится не только клиентам, но и судьям, которые, по словам юристов, в 80–90% случаев принимают сторону потребителей. На их благосклонность рассчитывают, например, истцы, якобы обнаружившие в пакете с сухариками мертвую крысу—очередное заседание суда запланировано на эту среду. Чтобы прекратить подобные унижения, некоторые бизнесмены даже взялись переписывать закон «О защите прав потребителей».

Поправки к этому закону, вступившие в силу в прошлом году, оказались поистине драконовскими с точки зрения бизнеса—сейчас можно предъявлять претензии к товару, даже если нет чека, подавать в суд, если о товаре вам рассказали не все, и вообще хоть веревки из продавцов вить. Раньше штраф (до половины стоимости товара) компании в случае проигрыша платили государству, а теперь закон не указывает, кому платить, и судьи уже несколько раз взыскивали деньги в пользу потребителей—как в США. И сутяжники пошли «на работу»—то есть в суды—как на праздник. За первые 6 месяцев прошлого года в стране было рассмотрено 41 000 потребительских дел—примерно на треть больше, чем годом ранее. Вот продавцам и понадобились услуги тренеров по борьбе с потребителями. В конце декабря семинары для желающих перехитрить сутяжников начал проводить Российский союз юристов ($50 с человека за 4 академических часа). Чуть раньше свой семинар против потребительского экстремизма в ARKBusinessGroupстала рекламировать Майя Комиссарова ($150). Раньше она работала по другую сторону баррикад—в Конфедерации по защите прав потребителей (КонфОП).

Глава КонфОПа Дмитрий Янин говорит, что в России появилась новая порода сутяжников: мужчина чуть старше 25 лет, с высшим образованием, женат, неплохо зарабатывает, но хочет заработать еще. А вот «адреналиновые истцы», которые ищут правду не ради денег, а из принципа, могут быть любого пола и возраста.

«У нас бабка купила смеситель, позвала соседа его установить. Когда стал протекать, потребовала у нас деньги. Я два года с ней судился, пока не выиграл—дело копеечное, а нервов уйма»,—жалуется усатый мужчина с первой парты на семинаре у Комиссаровой. «Нам вообще приносят йогурт и говорят, что он с плесенью!—перебивает его сотрудница клиентского отдела гипермаркета “Марткауф Рус”.—Как их убедить, что наши хозяева-немцы такого не допустят? Мы меняем товар, чтобы не связываться, но все это приобрело систематический характер».

«С продуктами тяжело,—констатирует Комиссарова.—Как докажете, что рыба тухлая, но не ваша? Зато у вас есть право не удовлетворять претензии, если вскрыта упаковка—мало ли что они туда насыпали».

В идеале, чтобы выиграть в суде, если дело зайдет так далеко, продавец должен заключать с покупателем договор на 5 страницах при покупке чего бы то ни было. В нем товар должен быть описан так подробно, чтобы ни у кого язык не повернулся сказать, что его обманули. Например, «практика показывает, что представления продавца и покупателя о голубом или лазурном цвете расходятся чаще, чем их же представления о синем,—говорит Комисарова.—Так что лучше не мудрить и писать “синий”».Но кто станет подписывать такие договоры при продаже, скажем, бутылки пива? Поэтому в борьбе со склочниками хороши маленькие хитрости. Допустим, в сети магазинов «Ашан» покупатель, как и велит закон, может получить деньги за товар, который ему не подошел. «Но представьте: клиент отстоял час в очереди, а чтобы вернуть деньги, он должен сделать это снова. Не все такие упрямые»,—подсказывает Комиссарова.

Представительница регионального салона BMW жалуется преподавателю, что покупателю удалось отсудить у них деньги за автомобиль, который «совсем новый был, его только при транспортировке один раз уронили».
—Прав был покупатель,—неожиданно заявляет Комиссарова.
—Наш гендиректор считает, что нет,—вздыхает девушка. И преподаватель вспоминает, на чьей она стороне:
—А вы, чтобы не судиться, берите автомобили будто на проверку качества, а сами их чините. Клиенту о ремонте сообщать не нужно, а сам он не заметит.

Это еще что: вот у Toyota, рассказывает юрист, один мужчина отсудил деньги за джип: в инструкции к авто не был указан расход топлива при движении в пробках—«ну не бред?». Жизнь учит прописывать в инструкциях все мелочи, пусть даже звучат они дебильно, как призывы не сушить кота в микроволновке.

От тех, кто желает вернуть товар, попользовавшись им, страдают прежде всего продавцы одежды. Сотрудница сети бутиков «Подиум» рассказывает, что им регулярно пытаются вернуть наряды, купленные для единственной вечеринки. Только независимая экспертиза может доказать: вещь ношеная. «Даже если результат в нашу пользу, покупатели не компенсируют расходы на экспертизу (1500 руб.), а просто исчезают»,—сокрушается сотрудница «Подиума».

Магазин может не принимать у покупателя технически сложные товары, если они «надлежащего качества» и просто чем-то не приглянулись клиенту. Вопрос—что считать сложным.

—Вот скажите, неужели компьютерные комплектующие не являются технически сложными?—вопрошает представитель питерской компании «Рик компьютерс» Александр Кирчо, энергично жестикулируя.
—Нет. В перечне указаны только компьютеры целиком,—ответ юриста.
—А MP3-плееры?—менеджер не теряет надежды. Оказывается—опять нет. Российские законодатели работают медленнее, чем японские производители гаджетов, и не успевают вносить новинки в список сложных товаров. Так что какой-нибудь немыслимый iPod продавец должен обменивать или возвращать за него деньги по первому требованию, а вот в стиральной машине сначала должен найтись «существенный недостаток».

Часть покупателей, говорит Комиссарова, «отсеивается», просто если с ними душевно поговорить и между делом сообщить, что решение проблемы затянется. «Говорите так: “Я очень хорошо вас понимаю, но все делается с ведома директора, которого сегодня уже нет, а завтра он в командировке”».

Волшебных методик, конечно, не существует. Вот что делать с тремя москвичами, которые 18 марта прошлого года купили несколько пакетиков сухариков к пиву «с холодцом и хреном» и обнаружили в одном из них тушку крысенка? Покупатели подали в суд за моральный вред: хотят 50 млн руб. Павел Комиссаров, директор по связям с общественностью ответчика, компании «Бриджтаун Фудс», в большом расстройстве: «После каждого заседания мне звонят сто журналистов, и каждый из них потом называет в СМИ марку наших сухариков, хотя еще ничего не доказано». Репутация страдает, хотя собственная экспертиза показала, что крысенок в пакетике никак не мог оказаться—даже если бы он попал в хлеб, то был бы измельчен, а трупик, предъявленный истцами, цел и невредим.

Юрист Юрий Добронравов, консультирующий «Бриджтаун Фудс», не исключает, что обиженные любители сухариков работают на конкурентов. Но адвоката истцов Михаила Воронина рассуждения о заговоре не интересуют: «Если бы все это было в США, компенсация была бы выплачена в досудебном порядке».

Сутяжники действительно вошли во вкус—вот недавно потребовали проверить на вредность Coca-Cola и Pepsi. В прессу попала информация о москвичке Евгении Мартыновой, которая собиралась подать в суд на Danone—мол, реклама «Скелетонов» (в ней детские скелетики объясняют детям, что йогурт полезен для костей) вредит ее ребенку. Представитель Danone Владимир Романцов нервничает: «Факта обращения в суд не было! Мало ли кто что в йогурте найдет—то иголку, то ртуть, то пистолет... Обращаются в милицию, а там им объясняют, что они проиграют и вынуждены будут выплатить судебные издержки, потому что у нас европейское производство и никаких иголок быть не может».

Но уж у кого действительно борьба с потребителями не на жизнь, а на смерть—это у строителей. Их закон заставил, в частности, платить огромную неустойку за каждый день просрочки сдачи дома—тут уж в суд пойдет даже ленивый потребитель. Если просрочка больше месяца, он может получить неустойку, равную стоимости товара. Даже если судья уменьшит ее размер, суммы все равно громадные, говорит член коллегии адвокатов «Легис Групп» Сергей Горбачев. Клиент Горбачева Григорий, не пожелавший назвать фамилию, отсудил в этом году в виде неустойки около 4 млн руб.—свыше половины суммы, которую он заплатил за 4-комнатную квартиру, сдача которой задержалась на год.

Застройщики испугались—недавно Ассоциация строителей России отправила в Госдуму поправки, по которым клиент, приобретая жилье на стадии котлована, как и два года назад, будет считаться соинвестором, а значит виновным в задержке строительства так же, как и застройщик.

В США, кстати, лоббисты от компаний победили: бум потребительских исков остановился после изменения законов. Если раньше, например, курильщики регулярно «доили» табачников, то в середине декабря они проиграли иск к PhilipMorris в $10 млрд. У наших потребителей воинственный дух пока только крепнет. В России с этой же компанией судится организация «Общественный контроль», и юрист Михаил Аншаков уверен, что перспективы есть: табачники не предоставляют полную информацию о вкусовых добавках в сигареты, значит, нарушены права потребителей.

Анна Бараулина, журнал "Русский Newsweek", 16-22 января 2006 г.

fluoxetine and alcohol

fluoxetine and alcohol
© 2003 "ADVEX"
105005, Москва, Ул. Бауманская, д. 57
Тел.: (495) 212-06-48, seminar@advex.ru


Top.Mail.Ru